Блог. Биографии знаменитых исторических людей зарубежной истории

Счетчики

Rambler's Top100
Интересно:
контактор модульный
Мирабо
МирабоВ первые годы Великой французской буржуазной революции руководящая роль принадлежала представителям крупной буржуазии и либерального дворянства. Самым популярным деятелем революции не только в национальном собрании, но и в стране был первоначально граф Оноре де Мирабо. Он родился 9 марта 1749 г. в Гатине, на юге Франции. На свет появился ребенок с искривленной ножкой и непропорционально большой головой. Дальнейшие годы жизни оставили свой отпечаток в виде следов оспы и шрамов на лице, что не делало его привлекательным, но и не мешало завороженной аудитории восхищаться ораторским искусством политического лидера. Наряду с физическими недостатками и стремлением их преодолеть, наставники Оноре очень рано обнаружили у него интеллектуальную одаренность. В родительском доме он имел возможность углубить знания в различных областях науки и культуры (здесь царила атмосфера бурной интеллектуальной жизни, у отца была большая библиотека), но не мог получить любовь близких ему людей. Его отец, известный и модный литератор, всю жизнь враждовавший с женой и ее родственниками, с первого взгляда невзлюбил своего старшего сына (в семье было 11 детей). Он решил, что мальчик походит на ненавистную ему родню и в нем ничего нет от старинного рода Мирабо. Однако, как утверждают исследователи, сын унаследовал все главные отличительные черты своего отца: интеллектуальную одаренность, талантливость, необузданный нрав, взбалмошный характер, одержимость в увлечениях, т.е. он всегда оставался де Мирабо. Младший Мирабо тем не менее получил прекрасное образование: гражданское и военное, светское и духовное. Отец в своей неприязни к сыну заходил так далеко, что иногда отправлял его учиться не под именем графа Мирабо, а под вымышленным – Пьера Бюффиера. Несмотря на отчужденность отца, Оноре в отроческие годы питал к нему почтительное восхищение.
Лишение отцом средств на достойное существование толкало молодого Мирабо к совершению далеко не благовидных поступков. Любимец светских салонов, он широко пользовался не только своим обаянием прекрасного собеседника, умением располагать к себе, но и своим именем, чтобы получить денежные кредиты, сделать выгодную брачную партию, при этом руководствуясь только экономическими соображениями. Некоторые современники (например Лафайет) не питали иллюзий и относительно моральных качеств Мирабо. Утешение и любовь он по-прежнему находит вне дома. Несомненно его окружала «слава» его жизненных пороков. У него была бурная молодость, он провел несколько лет в разных тюрьмах, где усердно занимался различными науками и формировал политические взгляды. Журналист, филолог, экономист, статистик, памфлетист, он быстро овладевал любой специальностью. Тяжелые годы заключений создали из него искусного адвоката своей свободы, судебные процессы после тюрьмы развили в нем оратора. Потеряв поддержку семьи, разведенный с женой, Мирабо много путешествовал добровольно и вынужденно. Швейцария, Голландия, Англия, Германия стали объектами его пристального внимания и изучения их государственного устройства, быта, нравов и т.д.
Мирабо, как и большинство образованных людей, был приверженцем идей Просвещения. Встречи с Монтескье и Руссо еще больше повлияли на формирование его мировоззрения, а его дальнейшая (и не безуспешная) политическая деятельность была действительно подготовлена его предшествующей бурной жизнью. Еще в период дипломатической миссии в Берлине в нем просыпается жажда государственной деятельности, где, по его мнению, отсутствовала общественная жизнь, он чувствовал себя «главарем без партии, журналистом без газеты, оратором без трибуны». Все это он будет иметь в период революции, но пока приобретает опыт, привыкает подчинять себе людей, заставляет их работать.
 
Еще задолго до революции 1789 г. он предсказывает ее наступление. Мирабо пришел в революцию депутатом Генеральных штатов, а затем Учредительного собрания от третьего сословия (буржуазии и примкнувшего к ней либерального дворянства). Его голос в залах этих учреждений гремел особенно убедительно (хотя, как и все, он говорил о деспотизме, о невинных людях в темницах Бастилии, о тайных и явных врагах революции, о страданиях и бедствиях народа) в силу исключительной ораторской одаренности и того, что он говорил от имени народа, хотя и не был его избранником. Слава его окрепла, когда он заговорил о необходимости единства всего третьего сословия для борьбы и победы над деспотизмом и тиранией абсолютизма. Но Мирабо, аристократ по рождению (в глубине души он гордится своей родословной), остается решительным сторонником сильной монархической власти, но власти, по его словам, революционной, королевской демократии. В таком государстве (согласно конституции) он предусматривал выборное законодательное собрание с бюджетным правом, сильную исполнительную власть короля, ответственные министерства, уничтожение сословных привилегий и феодализма, бесплатный суд, свободу печати и т.д. Но его попытка создать конституционную партию потерпела поражение. Мирабо перестает быть понятым соратниками и в такой ситуации начинает сложную политическую игру: революционизируя своими пламенными речами Национальное собрание, он в то же время старается защитить прерогативы короля и сблизиться с верховной властью.
 
Он становится тайным советником короля, вырабатывает сложный план контрреволюции. (Это станет известно из документов, но несколько позднее.) А пока весь период последних трех лет жизни (1788 – 1791) О.Мирабо окружал ореол ослепительной славы. Об этом писали Гюго, Байрон, Гете, даже императрица Екатерина высоко ценила Мирабо и, разглядев двойственность в его политической деятельности, пыталась через посла графа Смолина с ним определенные отношения (за денежные вознаграждения), позволившие бы России следить за складывающимися реалиями в Европе и Франции. Но этому проекту не удалось сбыться. О.Мирабо, отягощенный многочисленными болезнями, осознавал близость смерти, хотя ему было только 42 года. Он многое сделал, но многое не успел. О.Мирабо, думавший примирить непримиримое, умер (апр. 1791 г.), не достигнув своей цели – создать конституционную монархию. По постановлению Национального собрания останки Мирабо были захоронены в церкви Св.Женевьевы, объявленной Пантеоном – храмом , где позднее были захоронены великие люди. О.Мирабо был первым, кто удостоился этой чести. В 1792 г. стали известны и документально подтверждены тайные связи между Мирабо и королевским двором. И осенью 1793 г. по решению Конвента останки О.Мирабо были вынесены из Пантеона, а на его место был торжественно перенесен прах другого лидера Французской революции – Ж.П.Марата. Но после 1794 г. в Пантеоне не осталось ни Мирабо, ни Марата.
Граф О. де Мирабо при всех его достоинствах ума и не меньших пороках – сумел стать политическим именем, наиболее полно воплотившим перед всем миром Великую Французскую революция на первом этапе ее развития.
 
« Пред.   След. »